Злодею в детских сериалах грозит адская изобретательность детишек, решивших непременно обрушить на злодейскую голову все мыслимые издевательства.

Будучи злодеем в детском сериале, ты избегаешь угрозы, обычные для злоумышленника в любом другом жанре кино.

В детском сериале злодея не поразит пуля, не проткнет нож, и ему не придется хромать, зажимая залитый театральной ненастоящей кровью бок, с перекошенным от «боли» лицом.

В детском сериале злодея ожидает кое-что похуже. Конечно же, злодей в детском сериале должен быть неуклюжим, чтобы детишки-гении могли обрушить на его голову все изощренные издевательства, на радость своим маленьким зрителям.

Любой, кто хоть раз пробовал пройти через все, что уготовано злодею из детского сериала, подтвердит, что после первой же погони за своими жертвами злодей начинает серьезно задумываться о смене профессии.

В детском сериале «Trio» моему персонажу Франку, охотившемуся за главной героиней, доставалось от них по полной. Одна такая сцена запомнилась особенно сильно.

Представьте себе раннюю весну в горном лесу, сосны, звенящий воздух, еще плотный, но уже начавший таять снег. По сценарию Франк (то есть я) гонится за главной героиней Науми и ее находчивыми друзьями.

Франк несется, в ноги ему попадает палка, и неудачливый злодей летит кувырком прямо в снег. Вернее, прямо лицом в снег. Этот момент нужно было заснять особенно «вкусно», и режиссер был решительно настроен создать шедевр. Для меня это было так.

Выбегаю, палка, теперь споткнуться, вон сугроб, комический прыжок-падение, земля переворачивается, сугроб прыгает на меня, зажмуриться, глухой «бух» и сразу же горячий снег тает за шиворотом и в рукавах. Не сняли?.. Хорошо, еще один дубль.

Тааак, собрались. Побежал, палка, удивленное выражение лица, полетел, зажмуриться, «бух» — сняли? Нет? Ладно.

Встряхнуться, смахнуть крупинки снега с лица. На исходную. Мотор! Побежал. Сейчас палка, вот она. Теперь идиотское лицо (с каждым разом все легче и легче изображать страдальческое изумление Франка). Нелепый кувырок-падение, зажмуриться, жесткий снег в лицо. Торчу в сугробе. Вылезать не хочется. Чаю бы. Горячего. Слышу, режиссер кричит «Еще раз!».

Так, не теряя энтузиазма, мы с моим героем утюжили снег добрый десяток дублей. Пригодился мой опыт боевых искусств, особенно в части правильного падения, и я был рад, что тренировки в «Системе» помогали мне философски относиться к снегу за воротником.

В общем, скажу я вам, гоняться за детишками-гениями в мартовском лесу это то еще занятие. Можно и по склону горы пролететь на спине, и славно потыкаться носом в снег.